Новости

 

15.08.2011

ГАЗ И ПИВО
Сто лет назад родился дедушка «Газпрома»

В 1819 году на Аптекарском острове Санкт-Петербурга зажглись первые уличные газовые фонари, сделанные по технологии инженера Петра Соболевского, а 65 лет назад был проложен первый магистральный газопровод Саратов–Москва. Эти события принято считать
ключевыми вехами становления газовой отрасли в нашей стране. Но газ в фонарях был искусственный (полученный из древесного угля), а строительству первой газотранспортной магистрали предшествовала большая работа, связанная с освоением месторождений
природного газа. Поэтому справедливо будет включить в этот список символических дат и столетие создания в России первой коммерческой компании, специализировавшейся на газодобыче.


Вступление
Если бы Антону Груби на заре его карьеры предсказали славу основателя первой газодобывающей компании в России, то он немало бы этому подивился. Что еще за газ? Как истинный чех, больше всего на свете Груби уважал пиво и смысл своей жизни видел в производстве этого замечательного напитка. Но на его Родине (Чехия тогда входила в состав Австро-Венгрии) пивоваров было больше, чем извоз-
чиков, что гарантировало слишком высокую конкуренцию. Поэтому взгляд молодого предпринимателя обратился в сторону Российской империи, большинство подданных которой предпочитали крепкие спиртные напитки, а пиво рассматривали в основном как «прицеп» к водке, при случае легко заменяя его квасом.


Бескрайние русские просторы казались Антону Осиповичу неподнятой целиной для его деятельности, а женитьба на нашей соотечественнице капитанской дочке Юлии Щегловой убедила в том, что пиво, сваренное по лучшим евро-пейским рецептам, найдет заслуженное признание у земляков его супруги.
В 1880 году в возрасте 25 лет Антон Груби вместе со всей семьей перебрался в Россию, стал именоваться на русский лад Антоном Осиповичем и обосновался в губернском городе Ставрополе-Кавказском (сейчас просто Ставрополь), жаркий климат которого гарантировал повышенный спрос на его продукцию. В 1888 году он приступил к постройке нового пиво-и медоваренного завода на территории собственной усадьбы по адресу: ул. Варваринская, дом №20, который начал функционировать в 1889-м. Ставропольские обыватели быстро полюбили солодовый напиток, который варили на заводе Груби, а их жены и чада – сельтерскую и фруктовую воду этого же предприятия. Так прошло 20 лет.

 

 

Артезианский пожар
15 февраля 1910 года Антон Осипович сидел в своей конторе и мучился ревматизмом, развитию коего благоприятствовала сырая слякотная погода. Он пытался собраться с мыслями, чтобы написать очередное официальное письмо в губернскую канцелярию. Антон Осипович был раздражен – за 30 лет жизни в России он так и не смог привыкнуть к местному бюрократизму, когда на любой чих надо было испрашивать разрешения у столоначальников. Уже смеркалось, а работа не шла, поскольку, помимо боли в ногах, Груби отвлекал гомон рабочих, которые по его приказу бурили на территории завода скважину на предмет отыскания артезианской воды.


Вопль «Пожар!» грянул как гром среди ясного неба. «Этого еще не хватало», – подумал Антон Осипович и, забыв про ревматизм, выскочил на улицу. К нему уже бежал десятник артели: «Хозяин, земля горит. Митька, скотина, спичку бросил». Мало что понимая, Груби подбежал к скважине и замер – из нее, словно из жерла вулкана, вырывался столб огня метра в три высотой. Быстро совладав с собой, владелец завода громко рявкнул: «Чего рты разинули, пожарную команду зовите».


Прибывшие пожарные с трудом справились с огнем, полностью засыпав скважину глиной. Груби, в свою очередь, выяснил, что, когда бур ушел на глубину более 100 м, оттуда начал выделяться газ, вспыхнувший от брошенной то ли из озорства, то ли от ротозейства непогашенной спички.

 

 

«Горит очень хорошо»
Дальше история развивалась стремительно. Антон Осипович, будучи человеком прогрессивным и не чуждым научным веяниям, предварительно приказав расчистить скважину, пригласил на завод Николая Ромодановского, химика при землеустроительной комиссии. Проведенный в его лаборатории анализ показал, что «газ этот представляет почти чистый метан, или болотный газ, с ничтожными следами аммиака и сероводорода». Газом заинтересовались и местные горные инженеры, которые проинформировали Груби, что в Америке уже не первый год метан используется как топливо.


Предпринимательская жилка и советы его друга и управляющего, также бывшего австрийского подданного инженера Алоиса Эргарта, подсказали Груби, что из газа можно извлечь немалую пользу. Он распорядился подвести его по трубам к котлам, где варилось пиво, для чего Эргартом были сконструированы специальные горелки-форсунки, насаженные на оконечности труб.


«Горит очень хорошо, – писал Антон Осипович сестре. – Так что думаю устроить на заводе газовое отопление». Спустя недолгое время он действительно подвел газопроводы к центральному котлу водяного отопления, а также к кухонным плитам своего жилого дома, который находился здесь же на территории завода.


В январе 1911 года по приглашению Груби из Ростова к нему на завод приехал представитель германской фирмы «К. Зигель» инженер Микутский, который установил немецкий газовый мотор «Отто Дейц» мощностью 35 лошадиных сил для получения электричества. Таким образом, менее чем за год Антон Осипович нашел на своем предприятии применение природному газу почти во всех сегментах, в которых он используется сейчас: выработка электрической и тепловой энергии, промышленное производство (в данном случае, пива) и, наконец, приготовление пищи.
Кроме того, от перехода на новое топливо он получил неплохую экономию денежных средств, с лихвой окупив все расходы на бурение скважины, поскольку в отличие от других ставропольских заводов у него отпала нужда в приобретении значительных объемов мазута (он сократил топливные затраты в шесть раз). Правда, по мнению техника ставропольского акцизного управления, изложенному в выписке из годового отчета этого ведомства, Груби мог бы вообще отказаться от покупки мазута, если бы на его заводе для собирания газа был поставлен газгольдер. Но мы смеем предположить, что Антон Осипович всё просчитал заранее и решил все-таки в своем топливном балансе сохранить мазут как резервное топливо, еще раз продемонстрировав современное понимание проблемы рационального использования газа.


«Топить им будем печь»
Эффект, полученный от внедрения голубого топлива, вдохновил Антона Груби. Пивовар со стажем, он буквально заболел газом, убедив городскую управу Ставрополя пригласить в город известного химика, профессора Московского университета А. Н. Мастюкова, подтвердившего, что найденный газ нефтяного происхождения. Появление научного светила взбудоражило провинциальный город. В юмористическом стихотворении под названием «Мотивы дня», опубликованном в газете «Север Кавказа», это событие описывалось так:
Был профессор, поглядел,
Походил, очки надел.
Снял очки, пальто раздел,
Положил «начаток дел».
После землю ковырял,
Щупал, нюхал, вымерял,
Сомневался, проверял,
Собирая материал…
Говорил профессор речь:
«Так и так, мол, вместо свеч
Будет всякий-каждый жечь
Газ… Топить им будет печь».
Справедливости ради надо сказать, что профессор Мастюков честно предупредил ставропольцев, что бурение на газ может не дать результатов в смысле обнаружения нефти (а именно желание отыскать черное золото, ценность которого уже тогда всем была хорошо известна, взбудоражило умы местных жителей). Но при этом ученый заявил: «Если бурение не даст нефти, то может привести к открытию нового газоносного слоя большей силы». Собственно, так оно и получилось. Второго Баку из Ставрополя не вышло, а вот голубого топлива нашли предостаточно.


Флагманом «газового движения» стал, говоря современным языком, пул инвесторов из числа состоятельных горожан. В субботу 23 июля (5 августа по новому стилю) 1911 года в газете «Северо-Кавказский край» было опубликовано письмо инициативной группы, заявившей о создании паевого товарищества, которые приглашали всех желающих примкнуть к ним, внеся весьма умеренную паевую долю в размере 250 рублей. 6 сентября того же года его участники официально зарегистрировали фирму «Ставропольское товарищество для исследования и эксплуатации недр земли». Хотя в ее уставе газ специально не упоминался, но, как видно из всей недолгой деятельности фирмы, именно добыча голубого топлива являлась ее основным профилем. Таким образом, товарищество стало первой коммерческой газодобывающей компанией в России.


«Город на газе»
Его учредителями, наряду с Антоном Груби и Алоисом Эргартом, были дворянин Михаил Поярков, купец Милосердов, купеческий сын Иван Меснянкин и еще несколько человек из представителей разных сословий, включая даже одного крестьянина. Складочный (уставный) капитал товарищества составлял 80 тыс. рублей, разделенных на 320 паев. Уставом специально оговаривалось, что в компетенции ее учредителей находится ведение всех дел: распоряжение финансами, наем специалистов, получение кредитов, выпуск и прием векселей, но при этом, в отличие от остальных пайщиков, учредители «отвечают за долги товарищества всем своим имуществом».


Поначалу деятельность компании вызывала только оптимизм. Товариществом было закуплено самое дорогое оборудование, из Москвы, Баку и Грозного приглашены инженеры, что позволило в сжатые сроки пробурить 19 скважин, 13 из которых дали газ. Такие успехи побудили городскую думу создать специальную комиссию, которая постановила: «1) применить газ в самом ближайшем будущем к отоплению 3-й женской гимназии; 2) применить газ к освещению улиц». Инженер Карпов предлагал гласным думы перевести на газ и городскую электростанцию, пробурив под нее отдельную скважину, но до этого у городских властей руки не дошли.


С гораздо большим успехом внедрением газа занимались ставропольские предприниматели. Владельцы магазинов Меснянкины перевели свои торговые объекты на газовое отопление, обзаведясь для этого собственными скважинами. Ставропольские газеты писали, что «за три года братьями Меснянкиными не было куплено и сожжено ни одного фунта угля, вследствие чего достигнута значительная экономия, не говоря уже о том, что расход по бурению скважины и ее оборудованию уже давно оправдан». Провел газ на свою пивоварню купец Алафузов, а местный мельничный олигарх Ага Бала Гулиев пригласил специалистов аж из-за океана, которые газифицировали его хозяйство по американским технологиям.
Эти успехи не остались незамеченными в столицах, и московская газета «Новое время» опубликовала статью «Город на газе», которая вызвала больший интерес у российского истеблишмента. Казалось бы, в этих условиях «Ставропольское товарищество для исследования и эксплуатации недр земли» ожидало большое и светлое будущее, но уже к январю 1914 года оно за неимением средств прекратило буровые работы. Данный факт может вызвать удивление, но на самом деле иного развития событий ожидать не приходилось. Быстрый старт, взятый «Ставропольским товариществом», предопределил его скорый финиш.


Дело в том, что вся промышленность Ставропольской губернии того времени – это несколько винокуренных и пивоваренных заводов и три небольших механических завода. Добавить к этому несколько крупных торговых объектов да сельхозпредприятий – и всё. Большинство их владельцев – естественно, те, кто этого хотел, – газом себя обеспечили и просто предпочли выйти из проекта. Для газификации же жилых домов, маленьких лавочек, больниц и учебных заведений у населения и городской думы не было ни средств, ни соответствующих технологий, ни, похоже, особого желания. Наверняка сказывался и определенный страх обывателей перед малознакомым им топливом. Организовать же транспорт газа на дальнее расстояние – затея для царской России чересчур смелая.


В итоге к началу Первой мировой войны во всем Ставрополе осталось лишь два энтузиаста использования метана – Антон Груби и его верный товарищ Алоис Эргарт. Когда военные действия стали затягиваться, а экономическая ситуация в стране – ухудшаться, инженер-технолог и бывший учредитель товарищества с грустью и некоторым раздражением писал: «Странно как-то читать в местных газетах о дороговизне дров и топлива, тогда как под ногами имеется большой запас дарового топлива…» Что касается Антона Осиповича, то он в военное время предпринял последнюю попытку возродить газовую отрасль Ставрополья.


Князю о газе
«Вследствие необходимости перенести промышленные центры Царства Польского вглубь России и с целью поддержать отечественную промышленность настоящим честь имею довести до сведения Вашего Сиятельства, что у нас в губ. городе Ставрополе почти нет промышленности, но имеется в большом количестве горючий газ, который может быть применен для всевозможных промышленных целей». Так писал Груби в своем письме последнему министру торговли и промышленности Российской империи князю Всеволоду
Шаховскому от 2 августа 1915 года. Предлагая высокопоставленному чиновнику обратить внимание на топливные возможности ставропольского региона, Антон Осипович, отмечал, что «такое обилие естественного богатства, как горючий газ, возможно было использовать для устройства целого ряда фабрик и заводов, применяя этот газ не только в качестве двигательной силы, но и как сырой материал для выработки целого ряда химических препаратов: формалина, хлороформа, азота и др.». То есть провинциальный пивовар опять оказался на высоте, увидев и точно оценив огромные перспективы природного газа для народного хозяйства. К письму Груби приложил написанную им работу, посвященную ставропольскому газу.


К сожалению, нам неизвестна реакция князя Шаховского на это послание. Но любопытно, что спустя две недели после отправки письма в России было создана специальная комиссия – Особое совещание для обсуждения и объединения мероприятий по обеспечению топливом (Осотоп), которую как раз и возглавил Шаховской. Этот орган власти, призванный обеспечить бесперебойные поставки горючего сырья для воюющей страны, был разбит на три секции – угольную, нефтяную и дровяную. До природного газа у комиссии руки не дошли, были начаты лишь опытные работы по извлечению газа из сланцев. Как отмечают историки, какими-либо успехами Осотоп похвастаться не мог. Топливный кризис в России нарастал как снежный ком, став одной из главных причин падения монархии в 1917 году.


Антон Осипович Груби скончался 2 апреля 1920 года в разоренном Гражданской войной Ставрополе. Основанный им завод существует до сих пор и успешно работает. А спустя четверть века после смерти Груби в крае была открыто крупное Северо-Ставропольское месторождение природного газа, освоение которого стало толчком для развития газотранспортной системы страны. Именно отсюда в 1956-м по магистральному газопроводу Ставрополь–Москва голубое топливо стало поступать в первопрестольную, а в 1959 году – и в Северную столицу. По мере истощения месторождения оно не утратило своего значения и с 1979 года используется как подземное газохранилище, которое является одним из крупнейших в мире.
Если с того света можно видеть, что творится на этом, то Антон Осипович должен быть доволен.
Николай Хренков


Автор благодарит пресс-службы ООО «Газпром трансгаз Ставрополь» и ОАО «Ставрополькрайгаз», а также отдел маркетинга
ОАО «Ставропольский пивоваренный завод» за предоставленные материалы.


 

Контакты

ПРОДАЖА ПИВА

355035, Россия,
Ставропольский край,
город Ставрополь,
улица Спартака, 19

Телефон: 8 (8652) 940-900

Продажа воды и напитков

357217, Россия, Ставропольский край,
Минераловодский район,
поселок Анджиевский,
улица Московская, 3

Телефон: 8 (87922) 7-78-57

Отдел маркетинга

355035, Россия,
Ставропольский край,
город Ставрополь,
улица Спартака, 19

Телефон: 8 (8652) 296-716

Отдел снабжения

355035, Россия,
Ставропольский край,
город Ставрополь,
улица Спартака, 19

Телефон: 8 (8652) 940-198

© Ставропольский пивоваренный завод, 2004 - 2017 г.

Макет сайта — SHMELL STUDIO
Производство — Studio THE